cyrix761: (Default)
2017-07-21 07:54 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №233


Алексей подошёл к зеркалу, густо послюнявил ладонь и взлохматил волосы надо лбом. Ему казалось, что так он больше похож на поэта.
Он сел за стол, раскрыл тетрадь и занёс над страницей ручку. Мыслей не было.
В комнату зашла мама.
- Лёша, - сказала она. – Сходи в магазин, пожалуйста.
- Эх, - сказал Алексей. – Только вот вдохновение пришло…
Он сполз со стула и пошёл обуваться.
- Главное – морковь купи и лук, - сказала мама, сунув ему в руку список. – Остальное можно и потом. А то я суп уже поставила.
Алексей не понимал, при чём тут суп. Он был далеко отсюда, в туманной дали романтических переживаний, не способных, однако, подарить ему ни строчки.
Он вышел на улицу и грустно побрёл в сторону супермаркета.
- Морковь, - бормотал он обиженно, - лук…
Потом вдруг замер, что-то обдумывая.
- Морковь и лук, - сказал он. – Страданий бледный круг…
Дальше он пошёл уже веселее. Заглянул в список и продолжил:
- Пельмени, майонез, души кромешный лес.
Эта игра ему понравилась. Он читал всё новые пункты списка, придумывал строчки и смеялся. Заглянув ещё раз в бумажку, однако, он внезапно врезался коленом в столб.
Боль пронзила ногу. Он упал, схватился за колено и взвыл.
- Вот сука! – крикнул он. – Какая сволочь тут столб воткнула? Страдания, блин! Да пошли они в жопу, эти страдания…
Он кое-как встал и заковылял дальше, засунув в карман испачканный в грязи список. Вдохновение куда-то улетучилось.



cyrix761: (Default)
2017-07-19 07:24 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №232


Коляска со скрипом припадала на правую ногу, охала, но ползла.
- Но! – кричал доктор и лупил её кнутом по бортам.
- Доктор! – просили вокруг. – Пришейте мне ногу! Видите, отвалилась… А у меня роды не прекращаются… Всё вокруг детьми завалила, тону… А у меня сейчас голова лопнет!
- Отстаньте! – доктор вращал бешеными глазами, осыпал толпу ударами кнута, сталкивал самых наглых с капота. – У меня вызов срочный!
Коляска ползла. Народ давился под копытами, падал с крутых бортов прямо в воду.
- Доктор! – кричали люди. – Помогите! Я рассыпаюсь. А… Уже… А у меня в глазу червь застрял. Можете вынуть? А у меня запор три года! А у меня наоборот! Сделайте что-нибудь.
Люди помирали, разлагались, но неуклонно пёрли к коляске. Наконец, коляска вырулила на просёлок, разогналась и оторвалась от толпы.
- Вот ведь уроды, - сказал доктор, откидываясь на спинку. – Да чтобы они сдохли все.
Молодая фельдшерица высунула нос из-под сиденья напротив. Её трясло.
- Что? Приехали? – спросила она.
- Да, подъезжаем, - сказал доктор. – Давай саквояж.
Они выбрались из коляски, которая тут же упала и испустила последний дух. Поднялись на крыльцо, постучали.
Поперёк комнаты лежала огромная куча жира, в которой можно было с трудом узнать женщину.
- Скорую вызывали? – спросил доктор, шмыгнув носом.
- Ага, - сказала туша. – Потянулась вот за вибратором да с кровати свалилась.
- Боюсь, мы вас не поднимем, - сказал доктор, хотя фельдшерица уже пыхтела и пыталась оторвать от пола складку жира на огромной заднице.
- Да не, - сказала тётка. – Вибратор подайте. Не дотянусь.
Доктор исполнил просьбу и отправился к выходу.
- Ну, всего хорошего, - сказал он, перекрикивая жужжание. – Не болейте.
Они вышли на улицу, и доктор закурил сигаретку с синильной кислотой.
- Вот видишь, - сказал он фельдшерице. – Ничего сложного. Привыкнешь. Зато какое получаешь наслаждение от того, что можешь людям помогать.
- На чём же мы поедем? – сказала фельдшерица в испуге, рассматривая обломки коляски. – Если пешком, нас же разорвут.
- Выйдем к реке, - решил доктор, чуть подумав. – Там захватим корабль, и по рации примем следующий вызов. Скорая – дело важное.
- Захватим корабль? – испугалась фельдшерица. – Я не умею.
- Научу, - сказал доктор. – Да ты не бойся. Сейчас наган дам. Главное – целься в глаз. Или в живот, если рука трясётся. Сдюжим.
И они двинулись к реке.



cyrix761: (Default)
2017-07-17 07:24 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №231

Василиса была довольна. В финал вышли всего две фотографии, одна из которых – её «Грустный двор». И ей было очевидно, что её фотография лучше. Голоса распределялись почти поровну, но Василиса предполагала, что у противников кто-то жульничает. Зовут друзей голосовать или как-то ещё накручивают голоса. Оставались последние минуты. Она следила за счётчиками. Её тикал быстрее, и небольшой перевес у конкурентов быстро сокращался. Секунда. Они сравнялись… И тут у противников добавился ещё один голос. Василису затрясло. Она опять не взяла приз, который означал сотрудничество с журналом, заказы и хоть какой-то доход.
Её заинтересовало, кто же отдал этот последний, решающий голос. Голосование было открытым, на сайте можно было посмотреть списки. И последним значился некий Kholodets. Василиса тут же написала ему личное сообщение: «Ну какого чёрта, а? Извините, но ваш голос всё испортил. Ведь очевидно же, что моя фотография лучше. Вы как-то связаны лично с Deliberator?». Ответ пришёл сразу. «Я всегда голосую за все фотографии, где нет людей и собак». «Так у меня нет людей!» - возмутилась Василиса. «Есть», - уверено ответил Kholodets.
Василиса взглянула на свою фотографию, обшарила глазами. Людей не было. И вдруг наткнулась взглядом на силуэт в сером плаще, который практически сливался со стеной в правом углу снимка. Это был человек с отвратительной ухмылкой. Он смотрел прямо в кадр, и взгляд его излучал столько ненависти, что Василисе стало страшно. «Как я не заметила его раньше?» - подумала она. И тут же возникла друга мысль – а те, кто голосовали, видели на фотографии этого жуткого человека? И если да, то разделяют ли они его ненависть?
Василиса зажмурилась и закрыла крышку ноутбука.




cyrix761: (Default)
2017-07-14 06:54 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент 230


Генерал-президент Ломакс пошевелил усами и грозно прошёлся по кабинету из угла в угол.
- Ну, где там этот кардинал? – буркнул он в стенку, к которой прижался бледный в розовых пятнах охранник, он же адъютант и слуга.
- Никак нет! – гаркнул охранник.
- Дурак, - сказал Ломакс мягко. – Даже на простой вопрос ответить не можешь. Во всей стране только я и могу что-то решить.
- Так точно! – подтвердил охранник и вжался в стену сильнее.
Однако у Ломакса настроение сегодня было приподнятое, так что пару часов охранник мог рассчитывать на то, что останется в живых.
Тут приоткрылась дверь, и просунул голову кардинал.
- Разрешите? – спросил он.
- Что это ты как не военный? – спросил Ломакс. – Заходи.
Кардинал вошёл, потоптался, снял папаху и принялся её мять в руках.
- Ну, говори давай, что у тебя, - Ломакс сел в огромное кресло и закинул ногу на ногу.
- У нас новость, - сказал кардинал, - большой государственной важности. А то и мировой.
- Ух ты, - сказал Ломакс. – Откуда это? Я думал, я сам все новости первый узнаю.
- Ну так вот – я сразу и к вам, - кардинал смущённо улыбнулся и хотел захихикать, но передумал.
- Что за новость-то? – напомнил Ломакс.
- Откровение мне было, - сказал кардинал. – Вчера после банкета в вашу честь заснул я на полу в коровнике. И ночью явился мне зверь огромный, с добрыми глазами и сказал вот что. Ежели всем людям в мире дать по мокрому ивовому прутику в руки, вокруг Земли ненадолго образуется священное поле, и с тех пор все люди станут блаженны и счастливы.
- Хм, - сказал Ломакс. – Звучит здорово. Ивы у нас вдоль болот хватает. Заставить каждого взять по ветке не проблема. Вот только нужно ли оно нам, счастье-то?
- Так счастливый человек, - ответил кардинал, - будет ваши приказы выполнять без сомнений в душе.
- Думаешь? – усомнился Ломакс. – Ну, может, ты и прав. Что же, давай попробуем.
- Но есть проблемка, - замялся кардинал. – Надо, чтобы прутики были у всех. Ну, у всех в мире. Не только в Лавриокии.
- Ага… - Ломакс задумался. – А они же мне не дадут в своих странах распоряжаться… Ну, решено тогда. Эх, раззудись рука… Или как там?
Он встал и снова зашагал по комнате.
- Значит, так, - заговорил он, обращаясь к охраннику. – Ввиду сказанного господином кардиналом и во имя всеобщего счастья мы немедленно начинаем войну против всех. Вызывай военачальников. Будем мир завоёвывать.
Он повернулся к кардиналу:
- Ничего ведь страшного, если сколько-то людей во время войны убудет?
- Думаю, это нормально, - сказал кардинал. – В откровении только про живых говорилось. Живые должны прутики держать.
- Ну, можем и мёртвым куда-нибудь воткнуть, это не проблема, - сказал Ломакс. – Значит, война! Как же я соскучился по войне... Молодец, кардинал. Поднял с утра настроение. Пушки готовьте! А ну, быстро, шевелись, что стоишь?
И охранник, спотыкаясь и роняя все три сабли, побежал по лестнице прочь отдавать распоряжения.



cyrix761: (Default)
2017-07-10 07:06 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №229


Дорожка вилась между гаражами, усеянная лужами и обломками асфальта. Я держал Вовку за руку на всякий случай.
- Папа! – сказал он. – А мастурбация и медитация – это одно и то же?
Я споткнулся от неожиданности и чуть не уронил Вовку в лужу.
- Э, - сказал я. – А ты где это слышал?
- Ну, это в садике рассказывали, - сказал Вовка. – Это когда сидишь и дышишь, и думаешь ни о чём. Чтобы тренироваться.
- Нет, а другое? – беспокойно спросил я.
- И надо вот так думать и слушать, а если отвлекаешься, то просто замечать и дальше дышать…
- А со вторым-то что? – не успокаивался я.
- А на второе были сосиски с гречкой, - ответил Вовка. – Сосиски вкусные, а гречку я на стол высыпал. Может, птички прилетят. А Ольга Васильевна…
Я подумал, что раз он не настаивает на ответе, значит, то, второе слово его не очень интересует. Поэтому перестал волноваться и просто шёл дальше, слушая, как он рассказывает о странной жизни в садике, где его наказали сидением на лесенке, за то, что он с Сашей опрокинул нечаянно машину с девочками…



cyrix761: (Default)
2017-07-07 07:06 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №228

Телефон, в принципе, ещё работал. Но задняя крышка покрылась царапинками, с кнопки включения на боку слезло блестящее покрытие, а вокруг разъёма пластмассу словно истыкали иголками – Василий иногда в темноте промахивался штекером. И он решил, что негоже ему, солидному человеку, ходить с таким невзрачным аппаратом. Собственно, поэтому он стоял сейчас посреди салона связи и рассматривал витрину.
- Что-нибудь конкретное интересует? – спросила девушка-консультант, подкравшись сзади.
Василий не знал, как правильно ответить на этот вопрос.
- Нет, - сказал он. – То есть да. Телефон хочу купить. Небольшой, на Андроиде, чтобы жил подольше от батарейки, надёжный, и чтобы выглядел хорошо. Ну, и к нему чехол и плёнку защитную наклеить.
- Вот, пожалуйста, - сказала девушка, ткнув пальцем в ближайший аппарат. – Отличная модель. Процессор с четырьмя ядрами, сверхвысокое разрешение экрана, разблокируется по отпечатку пальца.
- Ну, этот слишком большой, - возразил Василий. – Не подойдёт.
- Так ведь большой экран – очень модно, - сказала девушка. – И удобно. Не промахнётесь пальцем мимо иконки.
- Я и так не промахиваюсь, - обиделся Василий. – А сколько дней батарейка держит?
- Ну, с утра до вечера точно, - заверила продавец. – Если, конечно, роликов много не смотреть. Но можем продать ещё дополнительный аккумулятор…
- А есть что-нибудь другое? – спросил Василий. – Не такое большое и прожорливое?
Продавщица обиделась.
- Ну, вот, - ткнула она куда-то ещё. – Но этот немного устарел, я бы вам не советовала.
- Так он же ещё больше, - возразил Василий. – И цена… За такие деньги машину можно купить. Тот, первый, и то лучше…
Через полчаса Василий уходил с покупкой. Телефон, правда, оказался, великоват и не лез в карман. Чехол подобрали неуклюжий, он сваливался и торчал во все стороны острыми углами, зато блестел и приятно скользил в руке. Плёнку наклеить девушка смогла с третьего раза, хотя и оставила в центре огромный пузырь. В качестве компенсации она предложила Василию купить со скидкой три сим-карты и две дополнительные гарантии, смысла которых он не вполне понимал.
Вернувшись домой, Василий извлёк новое приобретение из коробки, повертел в руках. Сравнил со своим теперешним телефоном. И решил, что он может послужить ещё немного. Он же ещё работает. Да и выглядит лучше, чем это золотистое угробище, похожее на лопату, которому самое место на полке. До лучших времён.



cyrix761: (Default)
2017-07-05 06:44 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №226

Зрители смеялись. Морской котик смешно ковылял по бортику, бухался в воду, брызгался.
- Смотри, какой глупый! – кричал Вася, тыкая вперёд измазанным в мороженом пальцем.
Через десять лет он уже и забыл об этом представлении в аквапарке.
А котик запомнил…



cyrix761: (Default)
2017-07-03 07:09 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №225

Как же мне не повезло… Лечу куда-то в жестяной коробке посреди пустоты. А со мной какие-то люди. Откуда они взялись? Зачем они?
Вот этот, высокий, который часто подсаживается ко мне и говорит разные загадочные слова вроде «тяга» и «эклиптика». Кто он? Почему в очках? Разве сейчас не умеют вставлять новые глаза? Или это я в книжке прочитал? Не помню.
А вот эта, которая тыкаем пальцем в виртуальную карту? У неё на ногтях краска. Что она пытается этим сказать? У меня иногда возникает ощущения, что она женщина. Фигура как бы похожа.
Но самый подозрительный вот этот, с морщинами. Всё время что-то бормочет. Маленький, костлявый, и делает вид, что так и надо. Затянул себя до самой шеи в комбинезон. Локти торчат. И почему он всё время выходит из туалета мокрый? Как это вообще можно сделать?
Он приближается. Сейчас что-то скажет.
- Командир, - говорит он. – Схема охладителя разгонного блока пошаливает. Моргает лампочка, похоже на контакт в разъёме питания. Починить сейчас или подождём до посадки?
Испытывает меня. Думает, я невменяемый. Сделаю вид, что всё понял.
- У нас же есть дублирующий контур, - говорю я. – Пока не вижу необходимости трогать систему. Долетим – проверим.
Изображает, что поверил мне. А у самого губы шевелятся. А, это он ещё что-то хочет сказать.
- А, ещё, - сказал он. – Меня беспокоит Джейн. Зайдите к ней в изолятор, если можно. Мне кажется, у неё начинается депрессия. Не все так легко переносят длительный полёт, как вы.
- Зайду, не беспокойтесь, - сказал я. – Конечно. Помогите пока Квайду прокладывать курс.
И я иду по коридору, пытаясь понять, что такое изолятор. То же самое, что трансформатор? Сколько же мы летим? Когда все эти люди, наконец, уйдут?



cyrix761: (Default)
2017-06-27 07:09 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №224

Дом был таким дряхлым, что скрипел от порывов ветра. Крыша, крытая волнистым шифером, подрагивала, половицы шевелились, а стены, казалось, вот-вот рассыпаются. В углу отвратительно красились старухи, готовясь к празднику.
- Ну, а ты как? – спросил Круглов деда Петю. – Готов?
- А чего там? – ответил дед Петя, поправляя покривившийся искусственный глаз. – Пинжак надел, да и хватит. Что мне, баб этих клеить? Я уж вышел из детородного органа.
- Да все мы вышли, - сказал Круглов. – Я вот в пятьдесят третьем, помнится, в Кремле работал, ядами занимался.
- То есть, возраста, я хотел сказать, - поправился дед Петя.
- Ну, я и говорю, - продолжал Круглов. – И воткнул ему отвёртку прямо в череп.
- Кому? – уточнил дед Петя.
- Ну, как кому – фашисту! – Круглов замолчал, потеряв интерес к разговору.
Тут как раз подкатил Залипухин и начал невнятно лепетать, подсовывая им свою челюсть.
- Да пошёл ты, - сказал Круглов. – Твои зубы – ты и вставляй. Обслюнявил всё. Фу…
Залипухин вставил челюсть вверх ногами, она застряла, и он закашлялся с открытым ртом, сползая с коляски.
- Помоги, - сказал Круглов. – А то свалится, опять голову сломает, Жанна Васильевна нас без утренней каши оставит.
- Да и чёрт с ней, - сказал дед Петя, не пошевелившись. – У меня два сухаря в наволочке.
Однако же закряхтел, подхватил Залипухина под локоть, начал трясти.



cyrix761: (Default)
2017-06-20 06:27 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №223

Посреди ночи Иван вдруг вскочил и пробормотал невнятно, но громко:
- Я понял! Понял, что мне нужно…
Он вскочил, натянул какие-то носки, вытащил с балкона рюкзак и принялся напихивать в него случайные предметы одежды. Что-то из них надел на себя. Потом повесил рюкзак на плечи и вырвался из квартиры, чуть не забыв запереть за собой дверь.
- Как же я раньше не догадался? – говорил он. – Мне же нужно просто что-то совсем другое. Как просто.
Он побрёл сквозь ночной город. Мысли толпились в его голове. Он то вспоминал, что забыл взять кастрюлю, то спохватывался, что надо бы предупредить коллег по работе, что он не придёт. Потом решал, что кастрюля не нужна, а коллеги лучше бы и сами догадались, что он больше не хочет выходить в этот дурацкий офис.
Он шёл куда-то, но постепенно понимал, что движется к вокзалу. Это воодушевило его ещё больше, и он ускорил шаг.
- Конечно, - сказал он. – Что-то совсем другое – это наверняка далеко. Нужно куда-то ехать.
И он купил билет в кассе на первую электричку, и нетерпеливо ждал, и волновался в пустом вагоне, что надо бы быстрей, и вышел на случайной станции.
Он стоял на платформе посреди леса, вдыхал холодный утренний воздух и думал.
- Разве же это другое? – пробормотал он.
Вроде бы тут ничто не напоминало его квартиру. Деревья, загадочные звуки вокруг, сырость и ветер. Но ко всему примешивалось смутное ощущение, что ничего не изменилось. Дыхание его, неровное и беспокойное, осталось тем же. Нога, повреждённая пару лет назад, всё так же ныла в колене. Каждые две минуты пачкались очки. Чесалось ухо.
- Нет, - сказал Иван. – Мне нужно что-то другое. Совсем другое!
И стал ждать электричку домой.



cyrix761: (Default)
2017-06-16 07:14 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №222

Павел понимал, что жизнь проходит. Вроде бы шло всё, как надо. Ребёнок рос, работа была пусть и нервной, но достаточно престижной, и приносила неплохой доход. Со здоровьем пока – тьфу, тьфу! – всё было тоже в пределах нормы. Но старость приближалась неуклонно. Казалось, оставшиеся часы разумного необременённого маразмом существования, уже можно было пересчитать по пальцам. И их приходилось тратить на работу, на домашние дела, на еду, на сон. Короче, на ерунду всякую.
- Я хочу свободное время, - ныл Павел.
- Да когда же? – возмущалась жена. – Сегодня у ребёнка утренник, завтра надо к маме комод везти. Ты машину заправил?
И так каждый день. Однако в конце концов, когда Павел перестал попадать ключом в замочную скважину, жена сжалилась.
- Ладно, - сказала она. – Вот тебе пятнадцать минут свободного времени. Мы с Вовкой даже погулять пойдём. И даже звонить не будем. Так что делай что душе угодно. Доволен?
- Да! Да! – сказал Павел.
Пока жена с ребёнком собирались, он доставал из кладовки поломанный мольберт, краски, кисти. Вспоминал, как кисть держать в руках, как цвета называются, и чуть не плакал.
Жена чмокнула его в лоб. Дверь захлопнулась.
Павел поставил мольберт посреди комнаты, уселся напротив с кистью в руке, задумался и заснул.



cyrix761: (Default)
2017-06-15 07:27 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №221


Марина села на стул и положила руки на колени.
- Вот не знаю, что делать, - сказала она. – Школа, которую Вовке дают, плохая. Все ругают. Говорят, преподаватели злые и тупые, всё время поборы с родителей, драки, никто за детьми не смотрит. Две смены, в классах по сорок человек. А в четырнадцатую нужна прописка. А где же её взять? Ты как думаешь?
Аркадий поднял глаза на Марину, оторвавшись от бумажки, на которой рисовал зелёное рогатое существо, похожее на гусеницу.
- Я думаю, - сказал он, - что девяносто девять процентов людей – дебилы.
- Каких людей? – удивилась Марина. – Ты о чём вообще? Ты меня слушал?
- Если мы его отдадим в школу, где всё хорошо, так он же привыкнет, - сказал Аркадий. - А как потом жить? Он же будет думать, что все нормальные.
- Всё шуточки у тебя! – Марина вскочила, швырнула в него полотенцем, и отправилась на кухню, где давно уже жарился борщ.
Аркадий снял полотенце с головы, положил на кошку, которая дрыхла на диване, и пририсовал зелёному чудищу две огромные округлые груди.



cyrix761: (Default)
2017-06-13 06:57 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №220

Несколько. Что за слово «несколько»? Не-сколько. Отрицание слова «сколько». А сколько? Сколько – это вопрос. А ответ? Семьсот шестьдесят один. Отрицание к этому числу – это что? Корень квадратный из двух? Или ноль? Или минус семьсот шестьдесят один? Но тогда отрицание вопроса «сколько» - это тоже множество вариантов. Много чего. Всякое разное. То есть несколько и есть.
Есть. Жевать. Растирать зубами. Мяско. Где теперь взять мяско? Хоть чуть-чуть. Мясо законом запрещено. Вернее, разрешено, пока она живое. Может ходить, разговаривать или мычать. А когда умирает, его сжигают. Чтобы кто-то не съел. Разве это справедливо? Разве ходячему мясу не всё равно, сожгут его после смерти или съедят?
- Что ты там бормочешь? – спросил Рауль.
- Да вот… Травку бы какую пожевать, - сказал я.
- Оторви задницу да сходи в магазин. Травы там полно, - сказал Рауль и перевернулся на другой бок.



cyrix761: (Default)
2017-06-09 07:38 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №219

Иннокентий сплюнул что-то в кулак и морщась подошёл к раковине.
- Как же мне надоели эти мошки в каше! – сказал он. Надо овсянку пересыпать в банку с крышкой.
- Да это, небось, просто шелуха от семечек, - сказала жена.
Иннокентий вернулся за стол и взялся за ложку.
- Может быть, - сказал он, вглядываясь в кашу. – Но у неё ноги и крылья. Вот, смотри.
Он подцепил что-то ложкой и поднёс к лицу жены.
- Ой, - сказала она. – Такая огромная. Фу!
Он прикрыла рот ладошкой и поспешила в туалет.
Иннокентий двинулся к раковине, чтобы смыть и эту мошку. Но насекомое вдруг зашевелилось, заскрежетало ногами и смяло ложку в бесформенный комок. Потом издало зловещее шипение и полетело к окну. Повернуло ручку, открыло раму и недовольно выпорхнуло наружу, грохоча крыльями.




cyrix761: (Default)
2017-06-07 07:16 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №218

Старуха двигалась на меня. Глаза вращались. Изо рта торчало два кривых зуба.
- А вот вы за кого собираетесь голосовать? – прошипела она.
- Не могу сказать, - ответил я. – У нас голосование тайное.
Старуха громко стукнула палкой по полу.
- За наших надо голосовать. За тех, кто Берлин брал! Все враги.
- А это уже агитация, - сказал я. – В день голосования нельзя.
- А ты, похоже, гнилой, - сказала старуха. – Я сейчас на тебя пожалуюсь кому надо.
- А вы сами-то проголосовали? – уточнил я.
- Нет, иду вот, - старуха вроде слегка успокоилась и начала тяжело дышать.
Я отошёл на пару метров, потом вдруг прыгнул на неё, к самому лицу, скорчил страшную рожу и дико захохотал. Она отпрянула, схватилась за сердце и осела на пол, словно проткнутый мешок с гексогеном.
- Одной меньше, - пробормотал я и двинулся к кабинкам.



cyrix761: (Default)
2017-06-05 06:56 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №217

На улице стояла жара, так что открытое окошко не помогало. Голова вспотела от наушников, и я радовалась, что постриглась коротко, иначе бы волосы давно превратились в стог сена.
- Итак, вы слушали композицию «Imagine» Джона Леннона, которую заказал для своего отца Василий из города Тверь. Хороший подарок на день рождения, особенно когда день такой жаркий.
Почему я это сказала? Конечно, нас на курсах обучали нести бред в подводках, но должен же быть смысл.
- А вот и звонок, - обрадовалась я. – Слушаю вас.
Где-то далеко человек засопел.
- Представьтесь, пожалуйста, - сказала я.
- Меня зовут Илья, - грустно сказал человек. – Хочу поздравить свою жену Юлю с годовщиной свадьбы.
- О! – сказала я. – Поздравляю. И сколько же вы вместе?
- Год, - ответил Илья удивлённо.
- Большой срок, - я захихикала, чтобы немного прикрыть тупость предыдущей своей реплики. – Что будем слушать?
- Чёрт, я как-то не подумал… - заволновался Илья. – Не думал, что дозвонюсь…
- Что любит ваша жена? – решила помочь я.
- Ругаться, - сказал Илья. – Валяться в кровати полдня.
- Я имею в виду – музыку какую, - попыталась я вернуть его в нужное русло.
- Не знаю, - Илья ещё больше погрустнел.
- Может, вы скажете ей что-то хорошее? Может, хотите чего-то конкретного пожелать? Подберём под это песню.
- Хорошее? – Илья задумался. – Я хочу ей пожелать здоровья… Или нет… Знаете, лучше не надо поздравлять.
В трубке послышались гудки.
- Спасибо, Илья, - я немного растерялась. – Э… Первый раз у меня такое. Надеюсь, у них всё будет хорошо. Есть у нас ещё звонок?
Однако звонков не было, и мне пришлось поставить следующую песню.



cyrix761: (Default)
2017-06-01 07:09 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №216

Я боялся пошевелить мышцами лица. Верёвочки натягивались, трепетали, и кусок черепа вполне мог отвалиться – не один, так другой.
- Так что вы сказали? – спросил я клиентку.
- Вот к такому планшету у вас плёнка защитная есть? - спросила она, тыкая куда-то в пространство.
Я вправил на место глазное яблоко, поискал остатки мозга и подумал, что защитная плёнка – хорошая идея. Как минимум для лица. Вот что делать с руками, которые трещат по швам в районе плеч – это вопрос.
- Кажется, где-то была, - сказал я, чувствуя, как застревает язык в щели между щекой и ухом.
Я присел на корточки, которые хрустнули и откатились, принялся шарить в шкафу. Голова опасно накренилась, и я еле успел поддержать её пяткой.
- Да пошли отсюда, - сказал возникший из ниоткуда мужчина. – Этот продавец какой-то сонный. Лучше у нас в торговом центре купим.
- Извините, - сказала клиентка. – До свидания.
Они удалялись. Я попробовал встать. Мышца в районе бедра оборвалась. Сердце перекосило. Я понял, что сейчас развалюсь на части и забрызгаю кровью товар. Но тут обломок руки нащупал скотч. Возможно, шанс ещё оставался.



cyrix761: (Default)
2017-05-29 06:28 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №215

- Давайте пилить дрова! – предложил Тюков.
- Пилы нет, - возразил я.
- Бывает рыба-пила, - к чему-то вспомнил Володя.
- У тебя есть? – уточнил Тюков.
- Нет, - грустно сказал Володя.
- Так и дров нет, - сказал я.
- Что же делать? – в голосе Тюкова звучал истинный испуг.
Мы сидели на вершине лысой скалы, и, насколько хватало взгляда, вокруг простирались одни лишь камни.



cyrix761: (Default)
2017-05-26 06:20 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №214

Аркадий ходил вокруг соседнего столика, а в голове сгрудилась целая куча мыслей. Они были похожи на камни. Аркадию казалось, что он вот-вот перевернётся под их тяжестью вверх ногами, словно сквозь него продета железная ось в районе пупка. Терпеть было невозможно. Он должен был высказать мысли. Тогда бы голова стала легче. Это был единственный способ.
- А вы знаете, - сказал он, - что кролики и зайцы – это разные звери? Вот если бы их скрестить, то получилось бы существо с такими ушами… Если у одного ухо пять сантиметров, и у другого пять, но вышло бы, наверно, двадцать пять как минимум, даже если не учитывать флуктуации в ДНК.
Девушки за столиком покосились на него странно, затем прыснули. У одной затряслись крашеные ногти, и от них в глазах Аркадия засвербило, и появились новые камни в голове.
- А каменные памятники, - сказал Антон, - ставить нельзя. Фараоны верили, что душа может вернуться в тело. А если она вернётся по ошибке в каменное тело? Представляете масштаб разрушений?
Одна из девушек, с несимметричной головой, вдруг заговорила:
- Молодой человек! Извините, но мы хотели бы с подругой пообщаться. Вы не могли бы где-нибудь в другом месте выдвигать свои гипотезы?
- Конечно, - сказал Аркадий и отправился в туалет.
- Между прочим, - говорил он по дороге, – если сделать одну ногу короче другой, то постепенно, в процессе эволюции, та, короткая, тоже удлинится, ведь неудобно же…
И тут камни перевесили. Антон перекувыркнулся и больно стукнулся головой об унитаз.
- Вот каждый раз такое, - сказал он. – Лучше б я на диванчик лёг. Или вот, к примеру, кровь. Она вытекает из головы. А какая в том причина? Давление. Если в голове давление понизить при помощи насоса, кровь начнёт затекать обратно. А так как она побывала снаружи, то получила новые впечатления. Отличный способ наполнять голову новой информацией.
Охранник протянул ему бумажную салфетку.
- Забавный ты, - сказал он. – Но лучше бы пошёл проветриться. Клиенты волнуются.
- Хорошо, - сказал Антон.
С потерей крови в голове полегчало, и он мог пару минут помолчать.



cyrix761: (Default)
2017-05-22 07:04 am
Entry tags:

(no subject)

Фрагмент №213

Меня посадили справа от крупного, молчаливого человека, который сосредоточенно смотрел в монитор и что-то набирал на клавиатуре.
- Здравствуйте, - сказал я.
Он не отреагировал. Я не придал этому большого значения, но в течение дня поглядывал на него искоса, наблюдая.
Он не вставал, не пил чай, вообще не отвлекался. Когда кто-то подбегал с криками, что всё горит, всё рушится, и все козлы, мой сосед отрывал взгляд от монитора, смотрел сквозь прибежавшего и спокойно возвращался к работе.
Потом я узнал, что его звали Алексей. Узнал не от него – он со мной не разговаривал. Вообще, практически ни с кем не разговаривал.
На утренней летучке отчитывался кратко, без эмоций.
- Закончил задачу семь тысяч девяносто два, взял восемь тысяч сто тринадцать.
Работал он эффективно. Никто за ним не поспевал. Пока я только разбирался с одной простой задачей, он успевал сделать три сложных. Я втайне им восхищался.
Но как-то утром, после того, как я в очередной раз поздоровался и, как всегда, не ожидал от него ответа, он вдруг придвинулся ко мне и прошептал:
- Кажется, вокруг что-то происходит.