cyrix761: (Default)
Фрагмент №252


Я, всё ещё зевая, вошёл на кухню. Открыл дверь шкафчика, достал один чайный пакетик, опустил его в чашку, которая стояла на столе со вчерашнего дня, покрытая изнутри коричневыми разводами. Мой взгляд упал на баночку с надписью «Цикорий», стоящую в шкафу.
- Цикорий, - я улыбнулся. Слово показалось мне смешным. Но я тут же задумался - а что оно значит?
Я взял в руки чашку. Цикорий, цикорий… Ничего в голову не приходило. Может, спросить у кого?
- Эй! – крикнул я. – А ты не знаешь, что такое «цикорий»?
К кому я обращаюсь? Ну как же… Жила же со мной. Как её…
Я что-то держал в руках. Твёрдое, с ручкой. Внутри лежало что-то ещё, с длинной ниточкой и ярлычком. Как это всё называется?
Мне стало страшно. Я хотел поставить предмет на место, но у меня никак не получалось. Руки не слушались. Я не мог понять, где я, что делаю и почему. Что за странные вещи окружали меня? Что-то прямоугольное, чёрное, висело на стене, а от него тянулся этот, как его…
Я выронил что-то из рук, оно грохнулось и разлетелось в куски. Я стиснул голову руками, словно пытаясь заставить её снова работать.
- Что там случилось? – послышалось рядом.
В помещение кто-то входил. Кто-то знакомый. Я её знаю, точно знаю.
- Цикорий, - сказал я. – Цикорий смешной и круглый.
Я заплакал.



cyrix761: (Default)
Фрагмент №251

Люся не понимала.
- Ну, и кто это будет? – спросила она.
- Человек, - пожал плечами Егор.
Он поправил воткнутые в огуречик палочки и подключил ток. Фигурка задымилась, вспыхнула и осела горкой пепла.
- Очень похоже, да, - сказала Люся.
- С какими-то параметрами ошибся, - сказал Егор. – Так по идее-то всё правильно. Ток должен запустить сердце и мышечную активность.
- Так у огурца же нет сердца, - сказала Люся. – И мышц тоже нет.
- Так всё же из пустоты, - пожал плечами Егор. – Какая разница?
- Ну да, - согласилась Люся.
И они сели разбираться в чертежах, выискивая ошибку.



cyrix761: (Default)
Фрагмент №250


Странное это было место. Незнакомое. Но, с другой стороны, вроде всех я знал. Вон, на кровати в углу расселся Жопник. Ковыряет в носу, ухмыляется. Медсестра прислонилась к стенке, охает. Ломка у неё, что ли. Возле окна Лохматый ищет в щелях жучков. Ест он их. Да только в последнее время пропали. Может, все уже съел. Вместо люстры висит Зод. Насколько помню, он хотел повеситься, люстру снял, прикрутил к крюку простыню, а потом ему понравилось на ней качаться, он и забыл про всё. Так и заснул. Вцепился когтями синюшными в простыню, ногами обхватил, храпит. Возле двери стоит Старикан. Трясётся весь. Всё ждёт, когда дверь откроют. Думает, прошмыгнёт тихонько и убежит. Но дверь открыта. Нам в коридор разрешают выходить. Это дальше уже – всё, заперто.
Так, стоп. А кому это нам? Кто я? И где?
Я расплываюсь по палате, принимая то одно, то другое положение. С разных углов палата выглядит по-разному. Вот так она большая и чёрная, а так – огромная, пустая, пугающая. А когда оказываюсь у двери, то кажется, что стены поросли шевелящимся мхом.
Похоже, что я один из этих, в палате. Только кто? Медсестра, что ли? А чего меня глючит тогда? Жопник, Старикан? Или Зод на люстре. Так он же спит, а я нет.
Это легко проверить.
- Эй! – говорю я. – Вы чего тут все? Меня куда дели?
Никто не шевелится. Все молчат. Что за бред? Или я окончательно потерял связь с собственным «я»? И чего теперь делать?



cyrix761: (Default)
Сходил на "Оно". Крепко снятый фильм, придраться абсолютно не к чему. Правильно, что поделили на две части, иначе бы получилась скороговорка. А так - персонажи яркие, выпуклые, хорошо прописанные, очень достоверные. Книгу читал очень давно, мелкие детали не помню, но, как мне кажется, дух и основные мысли переданы хорошо. Старый фильм вроде бы тоже был ничего, хотя и не помню его почти, но тот, если мне не изменяет память, совершенно не о том был, о чём книга. Новый очень атмосферный, хотя внешне и не страшный. Больше всего впечатлили актёры-дети. Всё органично и естественно, просто на зависть. В общем, отличный фильм, буду ждать вторую часть.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №247

Уши под наушниками вспотели, попа затекла, а свой законный пятиминутный перерыв на туалет Люда уже использовала. Хорошо, что до конца смены оставался всего час. В наушниках пикнуло.
- Здравствуйте, - сказала Люда автоматически. – Интернет-магазин «Суперминдаль». Чем могу помочь?
- Здравствуйте, - сказал молодой приятный голос. – Я… Я заказ пытаюсь сделать…
- Да-да, я слушаю, - подбодрила Люда.
- Хочу выбрать способ доставки «в постамат», но мне не предлагается такой выбор. Только курьер или самовывоз.
- А что вы заказываете? Можете назвать номер позиции?
Голос продиктовал последовательность цифр.
- Спасибо, - Люда проверила по каталогу. – Всё понятно. Вы заказываете сетевой накопитель. У меня указано, что его габариты не позволяет поместить его в ячейку. Вы можете выбрать любой удобный пункт самовывоза…
- Нет, - перебил голос в наушниках. – Извините, так не получится. Я не могу общаться с людьми.
- Ну, со мной же вы общаетесь, - улыбнулась Люда.
Возникла пауза на пару секунд.
- Так вы не робот? – спросил голос, резко поменявшись на глухой, сдавленный.
- Нет, - бодро ответила Люда.
В наушниках послышалось отрывистое «пи-пи-пи».



cyrix761: (Default)
Фрагмент №246


Утро было зимним, морозным, тревожным.
- Отопление, что ли, отключили? – спросил Николай хриплым голосом.
- Дай поспать, - промямлила жена.
Николай, дрожа, выполз из-под одеяла в холодную тьму. Натянул на себя покрывало, двинулся на кухню, включил там свет.
- Что это? – пробормотал он.
Ламинат на полу шевелился, будто под ним кто-то орудовал лопатой. Потом вздулся в середине и прыщом и лопнул. Стены кухни подрагивали. С полки соскочила тарелка, врезалась в потолок и рассыпалась в осколки. Николай успел прикрыть лицо, а потом долго рассматривал один из осколков, вонзившийся в палец.
- Я сплю, что ли? – сказал он вслух.
Дом начал оседать. Кухня накренилась. Николай лениво подумал о том, не спасти ли жену. Но стены уже превратились в маленькие крошки, и всё летело вниз, где разваливалась земля, а внизу некто, похожий на огромную черепаху, раскрывал зубастую пасть, готовый проглотить Николая и то, что падало сверху.



cyrix761: (Default)
Фрагмент №245


Девочка-кадровик вошла на этот раз не одна. За ней шаркающей походкой вошёл мужчина – худой, сгорбленный, плохо выбритый, с ввалившимися глазами.
- Тест вы хорошо написали, - сказал он, даже не поздоровавшись. Потом вдруг вытянул шею и прислушался к отзвуку своего голоса. – Но вот лучше скажите – вы нормальный?
- Да, - сказал я. – На учёте не состою.
- Вот, - сказала девушка из отдела кадров. – Это Валерий Георгиевич, ваш возможный будущий начальник.
- Ну, это никто не состоит, - сказал Валерий Георгиевич. – Что они, дураки, что ли, состоять? А как до дела дойдёт, так сразу. Вон, ваши предшественники до чего додумались. Один письмо в ООН написал, другой на корпоративный портал фотографии какашек выкладывает.
- О чём письмо? – насторожился я.
- Об эксплуатации человека человеком, – Валерий Георгиевич шмыгнул носом, вытащил из него длинную козявку и вытер об штаны. – А я считаю – если ты пришёл работать, то работай. А то штрафы платить отказываются, форму одежды не соблюдают…
- Штрафы? – решил переспросить я.
- Ну как же, - сказал Валерий Георгиевич. – У нас прогрессивная система штрафов в компании. Сервер лежит больше пяти минут – штраф. Задача с доски не взята больше десяти минут – штраф. Споры с руководством – карцер…
- Я нормальный, - сказал я, вставая. – Я пойду. Спасибо.
Последнее относилось к девушке-кадровичке, которая потратила на меня целый час.



cyrix761: (Default)
Прошёл сегодня 32838 шагов. Пока мой рекорд.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №243


Я сидел в уголке, привалившись к стенке, и зевал.
- Нужен мозговой штурм, - сказал Евгений Борисович, потрясая своей рыжей шевелюрой. – Завтра начинаем съёмки. Сценарист переметнулся сами знаете куда вместе с правами. Надо придумать хотя бы завязку сериала. Не забудьте, что снимать мы будем для подростков. Рейтинг 12+ максимум.
Он сел, раскрыл рот и поковырялся ногтём в зубах.
- Ну что? – спросил он. – Есть идеи?
Лена посмотрела на меня и тоже прикрыла рот ладошкой.
- А если вот что-то такое романтическое сделать? – сказала она.
- Можно, - сказал Евгений Борисович. – А что именно?
- Ну, пусть будет мальчик, - продолжала Лена. И… И девочка.
- Двенадцать плюс, - напомнил Громов с другого конца стола.
- Да, всё должно быть такое чистое, невинное, - отреагировала Лена. – Она ему нравится. Он ей портфель там носит. Что-нибудь такое.
- Двадцать восемь серий носит портфель? – переспросил Евгений Борисович. – Не скучновато ли?
Я хотел подержать Лену, но ещё больше хотел спать.
- Так это ж завязка, - сказал я. – Носил он портфель, носил… А его украли, например.
- О, это хорошо, - кивнул Евгений Борисович. - Детективный элемент. А дальше?
- А дальше, - подхватила Лена, - все думают на этого мальчика, а он не виноват. И ищет кто бы это мог сделать.
- И кто? И зачем, главное? – уточнил Евгений Борисович.
- Может, кто-то ещё в неё влюбился и ревновал? – предположила Лена неуверенно.
- Хм, - сказал Евгений Борисович. – Что-то скучновато, тем более для подростков.
- Инопланетяне, - сказал Громов. – Они похитили портфель.
- Какие, к чёрту, инопланетяне? – возмутился Евгений Борисович. – У нас на фантастику бюджета нет.
- Да ладно, - сказал Громов. – Какой там бюджет? Всё на Земле происходит. Сделаем одного инопланетянина. Морду забинтуем, уши приделаем розовые.
- У меня маска Шрека есть, - вспомнила Лена. – И колпачок новогодний.
- Точно, - сказал Громов. - И вот этот инопланетянин перепутал свой аппарат для перемещения в пространстве с портфелем Лены.
- И влюбился, - добавила Лена.
- Ну да, - сказал Громов. – А этот парень, который главный герой, думает, что он не инопланетянин, а просто какой-то хлюст в маске Шрека забинтованный.
- Хм, - сказал Евгений Борисович. – Как-то сомнительно.
- Но ведь интригует, - сказал я. - Мне ужасно хотелось домой.
- Интригует, - согласился Евгений Борисович. – Ладно. Для завязки сойдёт. По ходу съёмок что-нибудь придумаем. Всем спасибо.
- А можно, - сказала, проснувшись, Алевтина Владимировна, - действие перенести в тридцатые годы. Паровозы, буера…
- Денег нет, - сказал Евгений Борисович.
- А я принесу паровоз, - сказала Алевтина Борисовна. – У меня на даче ржавый валяется.
- Отлично! – сказал Евгений Борисович. – Приносите.



cyrix761: (cyrix процессор)

              *  *  *

Небо - как шкура лисья.
С юга летит жара.
Ветер приносит листья,
Мысли и трактора.

В страхе забились мыши
В норы и под комод.
Ветер срывает крыши,
Галиматью несёт.

Наземь ложатся стены,
В щепки крошится лес.
Ветер вздувает вены,
Валит камни с небес.

Бьётся в руках посуда,
Прочь утекла вода.
Мы улетим отсюда
Скоро и навсегда.

29.8.17
cyrix761: (Default)
Фрагмент №242

Николай чуть припал на левую ногу. Маша, держащая его под руку, вздрогнула.
- Что-то меня тянет, - сказал Николай.
- Куда тянет? – не поняла Маша.
- Налево, - сказал Николай.
- О чём ты? – удивилась Маша. – Изменить хочешь? Так же хорошо всё.
Николай шарахнулся в сторону, стукнулся головой об стену и обмяк. Щупальце, обхватившее его левую ногу, отпустило и спешно скрылось за углом, оставив Машу в недоумении.
- Ты жив? – спросила она.
- Кажется, да, - сказал Николай, поднимаясь и щупая ссадину на голове. – Что это было?
- Ты что-то про измену говорил, - сказала Маша.
- Я? – удивился Николай. – Да как ты могла такое подумать?
И они двинулись дальше под ручку, счастливые и улыбающиеся.



cyrix761: (Default)
Сходил на "Малыш на драйве". Драма про закомплексованного подростка, родители которого погибли в детстве в автокатастрофе, после чего его взял на воспитание глухой старик-инвалид. Мальчик связался с плохой компанией, влез в долги и пошёл по кривой дорожке. Фильм тяжёлый, мрачный, безысходный, хотя в конце зрителю подают лучик надежды, что всё ещё может быть хорошо. Хороший саундтрек, хорошие актёры, интересный сюжет. Все рецензии и трейлеры будто бы и не от этого фильма. Ожидал чуть ли не комедию с элементами боевика. Рад, что сходил.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №241


Никас выпрямился за стойкой, увидев, как приближается бледноватая женщина в шляпе и лёгком сарафане.
- Sorry, - сказала она, заметно волнуясь. – То есть hello. Do you have a noodle? And… And the neat.
- Здравствуйте, - сказал Никас. – Не напрягайтесь. Я неплохо говорю по-русски.
- Ой, это хорошо, - женщина расплылась в улыбке.
- Вы уверены, что вам нужны лапша и бык? – уточнил Никас.
- Э… - женщина растерялась, глаза её забегали, пытаясь понять вопрос.
- Должно выть, вы имели в виду needle and the thread, - сказал Никас. – Минуточку. Вам нитки какого цвета?
- Лучше чёрного, - сказала женщина, и немного покраснела в районе щёк.
- Пожалуйста, - Никас выложил на стойку катушку чёрных ниток с воткнутой в неё иглой.
- Спасибо.
Женщина удалилась, а Никас усмехнулся в седые усы и продолжил проверять карточки в ячейках.



cyrix761: (Default)
       *  *  *

Ветер, подобный бризу,
Мысли незримо лечит.
Город бежит навстречу.
Ноги мелькают снизу.

Я неподвижен вроде.
Что-то вокруг творится.
Люди, машины, птицы
Ездят, летят и ходят.

Город явно стареет
И подлежит контролю.
Я напрягаю волю.
Город летит быстрее.

Тяжко, будто подстрелен,
Кто-то устало дышит.
Может быть, это крыши.
Я бы не был уверен.

Дохнут мухи и страны.
Путь закончится скоро.
Вымрут машины, город.
Я в пустоте - останусь.

25.08.17


cyrix761: (Default)
Фрагмент №240

- Ну и что вы хотите этим сказать? – спросил Виктор Петрович, глядя на разложенные по столу железяки – шпиндели, штрудели, штрейкбрехеры. Виктор Петрович понятия не имел, как это всё называется.
Вася подумал. Все что-то приносили экзаменатору, и он ставил пять или четыре. Вася работал слесарем. Денег не было. Очень хотелось выучиться на юриста. Но Вася был тугодум. Поэтому он принёс что мог, натасканное с завода.
- Да ничего, - сказал он и начал рассовывать железяки по карманам.
- Погодите, - остановил его Виктор Петрович. Он извлёк из кучки железа пластмассовый шарик на металлическом стержне. Ручка, отломанная от токарного станка. – Вот это я, пожалуй, возьму. Давайте зачётку. На «четыре» согласны?
- Да! – радостно воскликнул Вася. – Да вы не волнуйтесь, я учил. Я уже до отчуждения дошёл и до всяких преимущественных этих… Не успел просто.
- Держите, - Виктор Петрович протянул Васе документ и, оглянувшись по сторонам, тихонько сунул ручку в портфель. У него были свои идеи о том, как её использовать. Видите ли, за его домом был пустырь... Но это была тайна Виктора Петровича, о которой он ещё никому не рассказывал, так что помолчу и я.



cyrix761: (Default)
Фрагмент №239

Старый автобус полз в горку, раскачиваясь, словно неваляшка. В салоне было душно. Зинаида обмахивалась недоеденной плюшкой, другой рукой вытирая со лба струйки пота.
- Да откройте же окно! – взмолилась она. – Дышать невозможно.
Возле её сиденья сделать это было нельзя, окно было сплошным. Прямо перед ней располагалась тощая пара. Каждый занимал ровно одно место, в отличие от Зинаиды, каждая ягодица которой покоилась на своём.
- Простите, - сказала тощая, - но не могу открыть. У меня хронический бронхит, а так сквозняк получится.
- Да какой сквозняк? – сказала Зинаида. – Всё же закупорено.
- А в дверях щёлочки, - ответила тощая и гордо покачала костлявой шеей.
- А ну откройте! – Зинаида попыталась приподняться и ручищами зацепиться за край створки, чтобы сдвинуть её, приоткрыть.
- Да что же вы делаете-то! – завизжала тощая. – В могилу человека хотите вогнать?
- Жарко же, действительно, - поддержал Зинаиду старичок, стоящий с тросточкой возле неё.
- Жирная она, вот и жарко, - поджала губы тощая.
- А ты вобла костлявая! – закричала Зинаида, вцепившись лапой в голову тощей.
- А! – пискнула тощая. – Убивают!
- А ну уберите руки! – вскочил внезапно рассвирепевший муж тощей. – Палец откушу!
- Попробуй! – усмехнулась Зинаида. – Подавишься.
И свободной рукой легонько толкнула тощего, отчего тот опрокинулся на стоящих рядом людей. Мускулистый парень отшвырнул его обратно на сиденье и буркнул:
- Откройте окно, сказали же вам!
- Не дам! – крикнула тощая. – У меня уже в горле булькает от сквозняка!
Парень полез на неё с кулаками. Кто-то вступился. Завязалась драка. Зинаида всё пыталась пролезть к окну и открыть форточку, но автобус швыряло туда-сюда из-за раскачивающей его толпы, и её всё время отбрасывало назад.
Наконец он накренился направо и стал падать. Зинаида почувствовала, как сползает с сиденья, накрывая своей спиной остальных пассажиров. Под её тушей что-то шевелилось, стонало, хрустели кости. Сверху разбилось стекло, осыпав её мелкими осколками. В опрокинутый корпус автобуса ворвался свежий воздух.
Зинаида раскинула руки, поёрзала попой, втянула носом свежесть.
- Как же хорошо… - сказала она и сунула в рот остаток плюшки.



cyrix761: (Default)
Надо ввести в школах штатные единицы трёх балалаечников, чтобы они играли во время уроков возле доски. И если кто-то не будет про себя думать "Трень-бередень-бередень", тому сразу розги.
cyrix761: (рожа)
Что вообще в голове у людей?

https://www.roi.ru/37212

В школе и на её территории перед началом и в конце занятий - утром, в обед, вечером - должна играть следующая музыка: классическая, народная, детская, в День Победы - военные песни.

Репертуар не должен побуждать к принятию наркотиков (алкоголя, табака, ГМО) и должен быть согласован с родителями.
cyrix761: (безумие)
В кафе

Крем на пирожном призрачно-розовый.
Взгляды усталые, руки печальные.
Люди хотят показаться серьёзными.
Люди хотят показаться нормальными.

Людям давно надоели пирожные.
Краски тускнеют и вянут желания.
Прожиты годы, дела подытожены.
Жизнь - это долгий процесс увядания.

Бармен за стойкой жонглирует рюмками.
Бац - и стекляшки рассыпалисль. Здорово!
Вот старичок наблюдает за трюками
И восхищается, блюдо распробовав.

Мальчик застыл удивлённо на улице,
Видя в витрине своё отражение.
Шеф подбирает приправы для курицы.
Жизнь - это вечный процесс постижения.

17-18.08.2017
cyrix761: (Default)
Фрагмент №238

Вика стояла в очереди в кассу, сжимая в одной руке батон, в другой – мелочь. До кассы было ещё очень и очень далеко. Хотелось уже домой, поиграть в квест про Фиксиков. А впереди какая-то тётя с огромной попой разговаривала по телефону и, всё время роняла что-то на пол из продуктовой корзинки. Вот опять. Она нагнулась и попа страшно надвинулась при этом на Вику, толкнув её в плечо.
- Осторожно, - пробормотала она. – Я же здесь.
Отодвинуться назад не получалось – прямо возле головы нависала огромная тележка мужчины сзади.
Бряк! На полу оказался теперь ключ с номерком от камеры хранения. Попа ехала на Вику снова. Вике стало страшно и она изо всех сил впилась зубами в кожу, обтянутую парой слоёв ткани.
- Аааа! – завопила тётя и уронила мобильник в корзинку с продуктами. – Уберите собаку!
Она обернулась и увидела Вику.
- Ой, - сказала тётя. – Кто здесь? Ты зачем меня укусила?!
- Вы меня чуть не раздавили три раза! – завопила Вика.
- Подтверждаю, - сказал мужчина с тележкой. - Затолкали ребёнка совсем.
Тётя хотела что-то возразить, но очередь сдвинулась, и пора было выкладывать продукты на ленту.
- Ну нет бы словами сказать… - буркнула она, достала из корзинки телефон и, прижав его к уху, принялась вынимать продукты. – Пакет большой. Нет, два.
- Люсь, - сказала она в трубку. – Представь – меня сейчас в магазине покусали. Не знаю, мелкая какая-то. Думаешь, бешеная? Надо в больницу везти? А живую или мёртвую? Тьфу! Да не клещ, а девчонка какая-то зубастая!
- С вас три тысячи тысяч сто тридцать три рубля, - сказала кассирша.
Тётка, не выпуская телефон, завертелась на месте, снова угрожающе придвинувшись к Вике, которая уже положила на ленту батон.
- Что- то я сумочку свою не найду, - сказала тётка. – А карточка у меня там. – То ли украли, то ли дома забыла. Давайте я в следующий раз заплачу.
- Вы что, совсем, что ли, офонарели?! – сказала кассирша, ухватившись за пакет, который тётка собиралась уносить. – Охрана!
- А меня, между прочим, покусали в вашем магазине, - сказала тётка. – Я сейчас вас всех тут арестую. Да я не тебе, Люся, какая ты всё-таки дура!
- Что тут у тебя? – спросил подошедший охранник кассиршу.
- Платить не хочет, - сказала кассирша. – Набрала на три тысячи, а денег нет.
- Да как же нет, - сказала тётка. – Люся, заткнись, тут меня в милицию забирают! У меня же дома…
Мобильник снова упал, на этот раз на бетонный пол, и превратился в брызги.
- Люся… - тётка выпустил пакет и заплакала. – Да что же вы наделали-то, а… Что же меня никто не любит?
И она, рыдая, оставила продукты на кассе, и побрела куда-то, потерявшись в своём отдельном мирке.



Page generated Sep. 22nd, 2017 06:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios