cyrix761: (Default)
Фрагмент №238

Вика стояла в очереди в кассу, сжимая в одной руке батон, в другой – мелочь. До кассы было ещё очень и очень далеко. Хотелось уже домой, поиграть в квест про Фиксиков. А впереди какая-то тётя с огромной попой разговаривала по телефону и, всё время роняла что-то на пол из продуктовой корзинки. Вот опять. Она нагнулась и попа страшно надвинулась при этом на Вику, толкнув её в плечо.
- Осторожно, - пробормотала она. – Я же здесь.
Отодвинуться назад не получалось – прямо возле головы нависала огромная тележка мужчины сзади.
Бряк! На полу оказался теперь ключ с номерком от камеры хранения. Попа ехала на Вику снова. Вике стало страшно и она изо всех сил впилась зубами в кожу, обтянутую парой слоёв ткани.
- Аааа! – завопила тётя и уронила мобильник в корзинку с продуктами. – Уберите собаку!
Она обернулась и увидела Вику.
- Ой, - сказала тётя. – Кто здесь? Ты зачем меня укусила?!
- Вы меня чуть не раздавили три раза! – завопила Вика.
- Подтверждаю, - сказал мужчина с тележкой. - Затолкали ребёнка совсем.
Тётя хотела что-то возразить, но очередь сдвинулась, и пора было выкладывать продукты на ленту.
- Ну нет бы словами сказать… - буркнула она, достала из корзинки телефон и, прижав его к уху, принялась вынимать продукты. – Пакет большой. Нет, два.
- Люсь, - сказала она в трубку. – Представь – меня сейчас в магазине покусали. Не знаю, мелкая какая-то. Думаешь, бешеная? Надо в больницу везти? А живую или мёртвую? Тьфу! Да не клещ, а девчонка какая-то зубастая!
- С вас три тысячи тысяч сто тридцать три рубля, - сказала кассирша.
Тётка, не выпуская телефон, завертелась на месте, снова угрожающе придвинувшись к Вике, которая уже положила на ленту батон.
- Что- то я сумочку свою не найду, - сказала тётка. – А карточка у меня там. – То ли украли, то ли дома забыла. Давайте я в следующий раз заплачу.
- Вы что, совсем, что ли, офонарели?! – сказала кассирша, ухватившись за пакет, который тётка собиралась уносить. – Охрана!
- А меня, между прочим, покусали в вашем магазине, - сказала тётка. – Я сейчас вас всех тут арестую. Да я не тебе, Люся, какая ты всё-таки дура!
- Что тут у тебя? – спросил подошедший охранник кассиршу.
- Платить не хочет, - сказала кассирша. – Набрала на три тысячи, а денег нет.
- Да как же нет, - сказала тётка. – Люся, заткнись, тут меня в милицию забирают! У меня же дома…
Мобильник снова упал, на этот раз на бетонный пол, и превратился в брызги.
- Люся… - тётка выпустил пакет и заплакала. – Да что же вы наделали-то, а… Что же меня никто не любит?
И она, рыдая, оставила продукты на кассе, и побрела куда-то, потерявшись в своём отдельном мирке.



cyrix761: (безумие)
* * *

Дождик размывает города.
В каждой капле утопают люди.
Солнышка не будет никогда.
Ниоткуда помощи не будет.

Небу наши муки невдомёк.
Небо поступает против воли.
Просто небо выпустило сок.
Просто небу брюхо распороли.

Струи начертили на стекле
Странные тревожные узоры.
Черви задыхаются в земле.
Черви выползают на просторы.

Август 2017
cyrix761: (Default)
Фрагмент №237


Машина остановилась возле покосившегося домика с надписью «Кафе».
- Зайдём, посмотрим, что там, - сказал Сергей.
- Я не хочу, - сказал Комар.
- Антисанитария какая-нибудь, - сказал Евгений Петрович. – Поехали лучше.
- Мы не ели ничего с утра, - возразил Сергей и заглушил двигатель.
Воздух оказался свежим и даже немного морозным. Сергей поёжился и застегнул худи, а потом и поднял капюшон. Дверь кафе оказалась тяжёлой, скрипучей. Внутри никого не было. Кафе представляло собой комнатку с двумя деревянными столами и прилавком. На прилавке лежали какие-то булки.
- Я слоёное тесто не люблю, - сказал Евгений Петрович.
- Почему? – машинально спросил Сергей.
- Слоится оно, - ответил Евгений Петрович. – И я вместе с ним.
За прилавком возникла заспанная хозяйка.
- Чего желаете? – спросила она, зевая.
- А попить есть у вас что-нибудь? Кофе? – уточнил Сергей.
- Три в одном, - сказала хозяйка. – Чайник только сейчас включу.
- Сойдёт, - сказал Сергей. – И мне ещё чебурек. Вы что будете? – обратился он к своим спутникам.
- А вода у вас есть? – спросил Комар.
Евгений Петрович молчал. Он смотрел на женщину за прилавком и видел, что у неё нет нижней части. В районе живота она обрывалась, зависнув в воздухе. Живот покачивался, чуть надуваясь от дыхания, и плыл то вправо, то влево.
- Воды у нас хоть залейся, - сказала хозяйка. В её животе в районе пупка вдруг открылось чёрное отверстие, и оттуда на Евгения Петровича хлынул поток чёрной, холодной воды.
Его тряс Сергей.
- Ты чего, заместитель, опять отключился? – говорил он. – Приходи в себя. Что есть будешь?
- Лодочку, - сказал Евгений Петрович. Ноги под ним подкосились, и он поплыл.

cyrix761: (Default)
Сходил на "Взрывную блондинку". Снято достаточно халтурно, сюжет туповат, но одна сцена длиной минут десять очень неплоха. В общем, от скуки можно посмотреть. Понравилось.
cyrix761: (безумие)
Сходили на "Валериан и город тысяст планет". В общем, фильм очень хороший. Картинка супер, сюжет осмысленный, смотреть довольно интересно. Но при этом остаётся ощущение недоделанности. Какие-то шероховатости, висящие концы, наивность вперемешку с серьёзностью, слегка картонные характеры... В общем, сценарий недовылизанный. Не берусь судить, хорошо это или плохо. Свря прелесть в этом есть. Но ощущение осталось странное. Впрочем, хочется продолжения.
cyrix761: (cyrix процессор)
           *  *  *

Я выхожу на улицу.
В небе мигают звёзды.
Надо меньше сутулиться
И больше думать серьёзно.
Надо вынести мусор
И заплатить за квартиру,
Исправлять недостатки вкуса,
Уничтожить избыток жира.
Выспаться надо вдоволь,
Чтоб не свихнуться часом.
Чтоб умереть здоровым,
Надо есть много мяса.
Надо беречь зверушек -
Кошек, коров и белок,
А спать вообще не нужно,
Чтобы карьеру сделать.
Пора разгрузить балкон
И поменять кровать.
А звёзды от нас далеко.
Им на нас наплевать.

10.08.17
cyrix761: (Default)
Каракатица
Живёт под водой во тьме.
И ей хорошо.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №236


Ройс приоткрыл дверь и заглянул в щёлку. Тело генерала-президента покоилось на мраморной тумбе. Руки были сложены на животе, под парой десятков медалей и орденов, которые он выдал себе при жизни. Ройс никогда не охранял Ломакса при его жизни. Но если бы пришлось, то наверняка он бы преисполнился благоговейного страха. Сейчас же испытывал скорее отвращение.
Он не знал, что будет теперь. Ломакс не оставил наследников. Жены у него не было, и про то, как он удовлетворял свои потребности, ходило много слухов. Поговаривали, что… Хотя нет, не поговаривали. Все его боялись. Вслух никто ничего не говорил, во всяком случае, Ройс ничего такого не слышал. Но мысли, слухи, подозрения как-то сами распространялись между людей, по воздуху. И вот он умер и выпустил власть из рук в этот самый воздух.
Ройс огляделся и убедился в том, что его никто не видит. Прокрался внутрь, поближе. Остановился возле тела. Лицо покойника было густо помазано чем-то неестественным, блестящим и гладким. Ройс хотел было плюнуть на него, но вдруг забеспокоился, что по слюне его можно будет вычислить. Тогда он отодвинулся на полметра и злобно пнул труп ногой в бок. На мундире отпечатался след его ноги.
Ройс испугался на секунду, но тут же усмехнулся. Ему было даже приятно ощущать, что все увидят этот отпечаток. И пусть даже догадаются, что это он. И пусть даже… Послышались шаги. Ройс быстро, на цыпочках, бросился к выходу. Когда к двери приблизился пьяный Драф, Ройс уже стоял снаружи, вытянувшись по струнке.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №235

Куда деваться, если деваться некуда? В себя. Внутрь. В дыхание, в мысли, в слух. В биение крови в сосудах. Затаиться, дышать и ждать. Оставаться собой – это и значит находиться внутри. Чтобы внешнее ничего не могло с этим поделать. Чтобы ты знал, что есть что-то неизменное, и это ты сам. Твоё дыхание. Твои принципы. Твоя незыблемость. Может быть, ты дождёшься. Может быть, наступит время, и ты сможешь выплеснуть это наружу. А если нет, то с тобой останется твоё дыхание, твои мысли. Твоя осведомлённость и готовность. Ты сам останешься. Даже если придёт конец.



cyrix761: (cyrix процессор)
Сходил на фильм "Ветреная река". По сути, драма с небольшими вкраплениями детектива и боевика. Если отбросить пару кинематографических условностей, сильный фильм, реалистичный и жизненный. О том, что всегда можно оставаться человеком, просто иногда очень трудно. Ещё он о том, что нельзя делить людей на сорта. Или, если уж делить, то только по поступкам. Персонажи понравились, и Реннера, и Олсен. Правдоподобные, живые. Рад, что сходил. Случайно получилось, но не зря.
cyrix761: (Default)
   *  *  *

Кажется, что 
В кружке чая лежит кошмар,
Что завтра конец света, 
Что нужно сдвинуть гору,
Что в голове надо срочно тушить пожар,
Что нервы лопнут
От ещё одного разговора.
Но нам не даны
Ни глобальность свершённых дел,
Ни парсеки шагов,
Ни судьбы целого мира.
Не русла рек под кожею наших тел,
А сетка сосудов, 
Частично забитых жиром.
Что есть у нас?
Да просто солнечный луч,
Коснувшийся глаз, пройдя сквозь мутные стёкла,
Вкус яблока, контуры серых туч,
И дождь, и лужи, и обувь, что в них промокла.
И ясно, что в кружке просто горячий чай,
И яблоком пахнет, и тихо шуршит газета.
Гора ещё подождёт, 
Пожар погас невзначай,
А завтра посмотрим, какой там конец у света. 

4.08.2017
cyrix761: (Default)
Моя книга "Жёлтая виолончель", вышедшая в прошлом году, наконец-то поступила в продажу в интернет-магазины. Есть, например, на "Озоне" - https://www.ozon.ru/context/detail/id/141424857/
Там стоит 261 рубль. Так что желающие могут купить.
cyrix761: (безумие)
            *  *  *

Морщится море.
Кофе не пьётся в кофейне.
Папа в миноре.
Ребенок страдает от лени.
Ноет неделю подряд,
Не хочет родителей слушать,
Мажет на стул шоколад,
Требует новых игрушек.
Мамы слабеет отпор.
Она хочет нажраться пирожных.
С весом уже перебор,
Но немножко-то можно?
Папа ворчит невпопад,
Надоели бесплодные споры.
Он поднимает свой взгляд.
Взгляд упирается в горы.
Там возвышается лес
Крепкий и стройный.
Солнце смеётся с небес.
Море спокойно.

Июль 2017, Протарас
cyrix761: (Default)
Сходил на "Дюнкерк. Фильм простой, немного странный, но мощный. Знаю, что многие критикуют. Мне понравилось.
cyrix761: (Default)
Фрагмент №233


Алексей подошёл к зеркалу, густо послюнявил ладонь и взлохматил волосы надо лбом. Ему казалось, что так он больше похож на поэта.
Он сел за стол, раскрыл тетрадь и занёс над страницей ручку. Мыслей не было.
В комнату зашла мама.
- Лёша, - сказала она. – Сходи в магазин, пожалуйста.
- Эх, - сказал Алексей. – Только вот вдохновение пришло…
Он сполз со стула и пошёл обуваться.
- Главное – морковь купи и лук, - сказала мама, сунув ему в руку список. – Остальное можно и потом. А то я суп уже поставила.
Алексей не понимал, при чём тут суп. Он был далеко отсюда, в туманной дали романтических переживаний, не способных, однако, подарить ему ни строчки.
Он вышел на улицу и грустно побрёл в сторону супермаркета.
- Морковь, - бормотал он обиженно, - лук…
Потом вдруг замер, что-то обдумывая.
- Морковь и лук, - сказал он. – Страданий бледный круг…
Дальше он пошёл уже веселее. Заглянул в список и продолжил:
- Пельмени, майонез, души кромешный лес.
Эта игра ему понравилась. Он читал всё новые пункты списка, придумывал строчки и смеялся. Заглянув ещё раз в бумажку, однако, он внезапно врезался коленом в столб.
Боль пронзила ногу. Он упал, схватился за колено и взвыл.
- Вот сука! – крикнул он. – Какая сволочь тут столб воткнула? Страдания, блин! Да пошли они в жопу, эти страдания…
Он кое-как встал и заковылял дальше, засунув в карман испачканный в грязи список. Вдохновение куда-то улетучилось.



cyrix761: (Default)
Фрагмент №232


Коляска со скрипом припадала на правую ногу, охала, но ползла.
- Но! – кричал доктор и лупил её кнутом по бортам.
- Доктор! – просили вокруг. – Пришейте мне ногу! Видите, отвалилась… А у меня роды не прекращаются… Всё вокруг детьми завалила, тону… А у меня сейчас голова лопнет!
- Отстаньте! – доктор вращал бешеными глазами, осыпал толпу ударами кнута, сталкивал самых наглых с капота. – У меня вызов срочный!
Коляска ползла. Народ давился под копытами, падал с крутых бортов прямо в воду.
- Доктор! – кричали люди. – Помогите! Я рассыпаюсь. А… Уже… А у меня в глазу червь застрял. Можете вынуть? А у меня запор три года! А у меня наоборот! Сделайте что-нибудь.
Люди помирали, разлагались, но неуклонно пёрли к коляске. Наконец, коляска вырулила на просёлок, разогналась и оторвалась от толпы.
- Вот ведь уроды, - сказал доктор, откидываясь на спинку. – Да чтобы они сдохли все.
Молодая фельдшерица высунула нос из-под сиденья напротив. Её трясло.
- Что? Приехали? – спросила она.
- Да, подъезжаем, - сказал доктор. – Давай саквояж.
Они выбрались из коляски, которая тут же упала и испустила последний дух. Поднялись на крыльцо, постучали.
Поперёк комнаты лежала огромная куча жира, в которой можно было с трудом узнать женщину.
- Скорую вызывали? – спросил доктор, шмыгнув носом.
- Ага, - сказала туша. – Потянулась вот за вибратором да с кровати свалилась.
- Боюсь, мы вас не поднимем, - сказал доктор, хотя фельдшерица уже пыхтела и пыталась оторвать от пола складку жира на огромной заднице.
- Да не, - сказала тётка. – Вибратор подайте. Не дотянусь.
Доктор исполнил просьбу и отправился к выходу.
- Ну, всего хорошего, - сказал он, перекрикивая жужжание. – Не болейте.
Они вышли на улицу, и доктор закурил сигаретку с синильной кислотой.
- Вот видишь, - сказал он фельдшерице. – Ничего сложного. Привыкнешь. Зато какое получаешь наслаждение от того, что можешь людям помогать.
- На чём же мы поедем? – сказала фельдшерица в испуге, рассматривая обломки коляски. – Если пешком, нас же разорвут.
- Выйдем к реке, - решил доктор, чуть подумав. – Там захватим корабль, и по рации примем следующий вызов. Скорая – дело важное.
- Захватим корабль? – испугалась фельдшерица. – Я не умею.
- Научу, - сказал доктор. – Да ты не бойся. Сейчас наган дам. Главное – целься в глаз. Или в живот, если рука трясётся. Сдюжим.
И они двинулись к реке.



cyrix761: (cyrix процессор)
                        *  *  *

Слабость мышц - ещё не повод лежать пластом.
Даже ветер может кинуть приличный камень.
Столько важных дел отложено на потом.
А "потом" случиться может уже не с нами.

Только птица способна в мире видеть объём,
Не привязана к чугунным путям трамвая.
Так давай и мы сквозь форточку упорхнём,
Наши тушки ветру без жалости отдавая.

Мы пронижем миры насквозь, не ведя им счёт.
Мы узнаем цену безбрежной, полной свободе.
Дверь шипит... Заболтался я, старый чёрт.
Всё, приехали. Дальше трамвай не ходит.

14-17.07.2017
cyrix761: (Default)
Фрагмент №231

Василиса была довольна. В финал вышли всего две фотографии, одна из которых – её «Грустный двор». И ей было очевидно, что её фотография лучше. Голоса распределялись почти поровну, но Василиса предполагала, что у противников кто-то жульничает. Зовут друзей голосовать или как-то ещё накручивают голоса. Оставались последние минуты. Она следила за счётчиками. Её тикал быстрее, и небольшой перевес у конкурентов быстро сокращался. Секунда. Они сравнялись… И тут у противников добавился ещё один голос. Василису затрясло. Она опять не взяла приз, который означал сотрудничество с журналом, заказы и хоть какой-то доход.
Её заинтересовало, кто же отдал этот последний, решающий голос. Голосование было открытым, на сайте можно было посмотреть списки. И последним значился некий Kholodets. Василиса тут же написала ему личное сообщение: «Ну какого чёрта, а? Извините, но ваш голос всё испортил. Ведь очевидно же, что моя фотография лучше. Вы как-то связаны лично с Deliberator?». Ответ пришёл сразу. «Я всегда голосую за все фотографии, где нет людей и собак». «Так у меня нет людей!» - возмутилась Василиса. «Есть», - уверено ответил Kholodets.
Василиса взглянула на свою фотографию, обшарила глазами. Людей не было. И вдруг наткнулась взглядом на силуэт в сером плаще, который практически сливался со стеной в правом углу снимка. Это был человек с отвратительной ухмылкой. Он смотрел прямо в кадр, и взгляд его излучал столько ненависти, что Василисе стало страшно. «Как я не заметила его раньше?» - подумала она. И тут же возникла друга мысль – а те, кто голосовали, видели на фотографии этого жуткого человека? И если да, то разделяют ли они его ненависть?
Василиса зажмурилась и закрыла крышку ноутбука.




cyrix761: (Default)
Фрагмент 230


Генерал-президент Ломакс пошевелил усами и грозно прошёлся по кабинету из угла в угол.
- Ну, где там этот кардинал? – буркнул он в стенку, к которой прижался бледный в розовых пятнах охранник, он же адъютант и слуга.
- Никак нет! – гаркнул охранник.
- Дурак, - сказал Ломакс мягко. – Даже на простой вопрос ответить не можешь. Во всей стране только я и могу что-то решить.
- Так точно! – подтвердил охранник и вжался в стену сильнее.
Однако у Ломакса настроение сегодня было приподнятое, так что пару часов охранник мог рассчитывать на то, что останется в живых.
Тут приоткрылась дверь, и просунул голову кардинал.
- Разрешите? – спросил он.
- Что это ты как не военный? – спросил Ломакс. – Заходи.
Кардинал вошёл, потоптался, снял папаху и принялся её мять в руках.
- Ну, говори давай, что у тебя, - Ломакс сел в огромное кресло и закинул ногу на ногу.
- У нас новость, - сказал кардинал, - большой государственной важности. А то и мировой.
- Ух ты, - сказал Ломакс. – Откуда это? Я думал, я сам все новости первый узнаю.
- Ну так вот – я сразу и к вам, - кардинал смущённо улыбнулся и хотел захихикать, но передумал.
- Что за новость-то? – напомнил Ломакс.
- Откровение мне было, - сказал кардинал. – Вчера после банкета в вашу честь заснул я на полу в коровнике. И ночью явился мне зверь огромный, с добрыми глазами и сказал вот что. Ежели всем людям в мире дать по мокрому ивовому прутику в руки, вокруг Земли ненадолго образуется священное поле, и с тех пор все люди станут блаженны и счастливы.
- Хм, - сказал Ломакс. – Звучит здорово. Ивы у нас вдоль болот хватает. Заставить каждого взять по ветке не проблема. Вот только нужно ли оно нам, счастье-то?
- Так счастливый человек, - ответил кардинал, - будет ваши приказы выполнять без сомнений в душе.
- Думаешь? – усомнился Ломакс. – Ну, может, ты и прав. Что же, давай попробуем.
- Но есть проблемка, - замялся кардинал. – Надо, чтобы прутики были у всех. Ну, у всех в мире. Не только в Лавриокии.
- Ага… - Ломакс задумался. – А они же мне не дадут в своих странах распоряжаться… Ну, решено тогда. Эх, раззудись рука… Или как там?
Он встал и снова зашагал по комнате.
- Значит, так, - заговорил он, обращаясь к охраннику. – Ввиду сказанного господином кардиналом и во имя всеобщего счастья мы немедленно начинаем войну против всех. Вызывай военачальников. Будем мир завоёвывать.
Он повернулся к кардиналу:
- Ничего ведь страшного, если сколько-то людей во время войны убудет?
- Думаю, это нормально, - сказал кардинал. – В откровении только про живых говорилось. Живые должны прутики держать.
- Ну, можем и мёртвым куда-нибудь воткнуть, это не проблема, - сказал Ломакс. – Значит, война! Как же я соскучился по войне... Молодец, кардинал. Поднял с утра настроение. Пушки готовьте! А ну, быстро, шевелись, что стоишь?
И охранник, спотыкаясь и роняя все три сабли, побежал по лестнице прочь отдавать распоряжения.



cyrix761: (Default)
Удалил предыдущий пост, потому что понял, что его может кто-то прочитать или, ещё хуже, прокомментировать.
Page generated Aug. 18th, 2017 04:11 pm
Powered by Dreamwidth Studios